Почему Турция просто стала более трудным союзником


Не секрет, что в Турции проскальзывает демократия. Но последний показатель — объявление избирательной комиссии страны, которая аннулировала результаты победы оппозиции в Стамбуле, не должно оставлять иллюзий относительно того, где стоит президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

31 марта был великим днем ​​для турецкой оппозиции. Впервые за 25 лет Партия справедливости и развития Эрдогана, известная как ПСР, проиграла выборы мэра, одержав победу оппозиционеру Экрему Имамоглу. После нескольких недель пересчетов, результат подтвердился, и Имамоглу вступил в должность в апреле.

Для ПСР, которая также потеряла мэрию столицы, Анкары, узкая победа Имамоглу была серьезным ударом. Тем не менее, Эрдоган и его партия первоначально, казалось, были готовы передать контроль и признать поражение. По мнению наблюдателей, победа оппозиции также показала, что, несмотря на предполагаемую попытку государственного переворота и последующие репрессии, которые Эрдоган использовал для консолидации власти, у демократии все еще может быть шанс в Турции.

Однако все эти надежды рухнули в понедельник, когда Высшая избирательная комиссия страны аннулировала результаты и приказала провести новые выборы в Стамбуле. Комиссия как сообщается, была укомплектована лояльными сторонниками Эрдогана, склонной к пожеланиям Эрдогана и обнаружившей в смутных утверждениях его партии о нарушениях на выборах. Само собой разумеется, требование повторного проведения неблагоприятных выборов от политически подготовленных комиссий не сулит ничего хорошего для поддержания демократической легитимности.

Для США такой смелый шаг, казалось бы, прямого политического вмешательства, добавляет и без того проблемных отношений с Турцией.

Вашингтон уже пообещал удержать турецкий заказ истребителей F-35 из-за покупки Эрдоганом российских ракет. В настоящее время США рассматривают возможность полного исключения Турции из программы. Кроме того, Вашингтон и Анкара имели существенные разногласия по поводу Сирии и, в частности, союзных курдских истребителей США которые имели ключевое значение для победы над ИГИЛ. Добавление открыто недемократических практик к этим и без того напряженным отношениям указывает на отсутствие интереса и уважения к построению отношений с Западом, поддержанию связей с НАТО или стремлению вступить в Европейский Союз — когда-то цель для Турции.

Вместо этого Эрдоган склоняется к Москве и президенту России Владимиру Путину, выбирая свои ракеты над НАТО и свой авторитарный подход к демократии.

Этот сдвиг оставляет Вашингтон без ключевого регионального союзника для текущих операций на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии и Афганистане. Это также дает России больший региональный доступ, разделяя членов НАТО и отделяя США от их союзников. Короче говоря, все это не сулит ничего хорошего для США.

Для Трампа, который был более чем примиренным в своих отношениях с Эрдоганом, вмешательство ПСР в Стамбуле является напоминанием о том, что президент Турции не является другом США или демократии.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Почему Турция просто стала более трудным союзником